ЧЕРНАЯ ПЯТНИЦА
скидки до 30%
До конца акции осталось:
Секунд
Минут
Часов
Дней
12
12
:
:
:
12
2
Хотите подписаться на новости и акции школы?
Close
Напишите нам
WhatsApp
«Если ты пытаешься делать то, что популярно сейчас, ты уже отстаешь». Интервью со сценаристами Марией Зелинской и Юлианой Кошкиной
28 октября в Band стартует Марафон сценарного мастерства «Как написать сценарий для фильма, рекламного ролика, игры или сториз в социальных сетях». В рамках курса свои мастер-классы проведут два потрясающих педагога.
Филолог, журналист, драматург и сценарист
Мария Зелинская
Многократный финалист и победитель топовых театральных и литературных премий и фестивалей, таких как «Дебют», «Любимовка». После нескольких лет в театре переключилась на сценарную деятельность. С 2015 года преподает сценарное мастерство в Московской школе нового кино, где когда-то училась сама. При этом Мария не забывает и театральные корни — в 2017 году она стала номинантом премии «Золотая маска».

Cценарист, сценарный коуч, который воспитывает чемпионов
Юлиана Кошкина
Среди ее выпускников Антон Яруш, чьи фильмы уже дважды попадали в Каннский кинофестиваль, и Константин Челидзе, обладатель сценарной награды «Кинотавра». Сама Юлиана уже более десяти лет преподает в крупнейших отечественных вузах, не забывая при этом постоянно учиться новому у западных коллег. Вероятно, благодаря этому симбиозу двух кинокультур Юлиану постоянно приглашают выступить в качестве спикера для различных проектов, посвященных кинематографу.
Мария и Юлиана честно ответили на вопросы, которые наверняка терзают каждого, кто хоть мизинчиком пробовал погрузиться в сценарное искусство. По их комментариям можно составить 3D-картинку жизни сценариста, а также ответить на вопрос, как же им стать.
Как вы пришли в профессию? Это была детская мечта или в условные двадцать пять лет вас осенило?
Мария Зелинская
У меня совсем не было мечты, связанной с литературой, театром и кино. Более того, все школьные сочинения писала за меня мама, но сейчас я понимаю, что причина была в том, что мне не была близка ни одна из предложенных тем. Ну что такое «Женские образы в романе "Герой нашего времени"»?! Так что я бессознательно поступила на журфак, а потом оказалась на первом в жизни уроке литературы, от которого у меня отвисла челюсть, настолько он был живой и крутой. И я поняла, что попала. Назад дороги нет. Потом такое же я ощутила в театре. А затем в кино. Так что я иду за чувствами. Где их много, я остаюсь.

Юлиана Кошкина
Как я пришла в профессию и как я пришла во ВГИК — это разные истории, хотя в итоге — одна. Мне всегда нравилось писать, я научилась писать раньше, чем читать. Читать не умела, но могла по памяти записывать отдельные слова. Во ВГИК поступила случайно, туда просто не нужно было сдавать историю. А в двадцать пять меня, скорее, осенило, что я совершила ужасную ошибку, что надо бежать подальше от всей этой богемы, идти в народ, в степь, в тайгу, пойти получить «нормальное образование», быть полезной людям, но тут как раз продался мой первый полнометражный сценарий…
Где вы учились сценарному мастерству? В чем, на ваш взгляд, плюсы и минусы современного образования?
Мария Зелинская
По сути, я самоучка. Но. У нас на журфаке было сто уроков литературы в неделю, мы читали за семестр списки размером с земной шар и конспектировали. Это прекрасная школа — полное погружение в литературу. Потом я почти поселилась в театре, ходила туда каждый день и стала читать пьесы — любые, по несколько в день. Обеспечила себе окружение драматургией и театральными историями. Стала писать много пьес, а потом мне вдруг предложили стать соавтором сериала, я легкомысленно согласилась и... села в лужу. Потому что поняла, что ни литература, ни театральная драматургия в искусстве рассказывания историй для кино или ТВ не поможет. И поехала учиться. В Московскую школу нового кино. Параллельно проходила все существующие онлайн и очные мастер-классы в Москве. Читала снова — сценарии и книги по сценарному мастерству. И много работала. В том числе бесплатно. Практика делает свое дело.

Плюс современного образования — в доступности.

Минусов образования я не вижу. Если у человека есть желание научиться, он это сделает — кто бы ему ни преподавал и где бы он ни учился. Когда кончаются силы и пропадает уверенность в себе (а такое случается с каждым во время обучения), только желание выводит нас из тьмы и страха на свет. Только оно помогает остаться.
Тот факт, что образование перешло в онлайн, делает его доступным для регионов, для тех, кто работает, для тех, кто растит детей или уже получает другую специальность.

Юлиана Кошкина
Я окончила мастерскую Юрия Николаевича Арабова во ВГИКе, бесконечно заказывала на Amazon книги по сценарному мастерству на английском языке, а затем прошла обучение у преподавателей USC (University of Southern California), это были шесть недель интенсива Teaching in Screenwriting c 9 утра до 6 вечера каждый день. Вот эти шесть недель полностью перевернули мое представление о преподавании, об образовании в области Creative Writing вообще. О минусах можно говорить долго, если коротко — в институтах не хватает связи образовательной программы с современной киноиндустрией, разрыв очень большой, нет адекватного курса по написанию сериалов, нет единого общепринятого подхода в разработке историй. И модель отношений «мастер-студент» — она деструктивная сейчас, дисфункциональная, часто построенная на обесценивании. Ты как бы ничего не значишь, твои мысли, идеи не важны, если они не одобрены. Это убивает ощущение авторской самоценности, и остается такой голод — все кажется, что ты чему-то не доучился.
Какие навыки и инструменты важны для сценариста? Как их в себе развивать?
Мария Зелинская
В первую очередь, сценарист — это автор. У автора должно быть большое сердце, способное вмещать много людей. Затем — аналитическое мышление, которое поможет разобраться в истинных причинах их поступков. Это убережет от деления мира на «хороших» и «плохих», а самого сценариста — от осуждения кого бы то ни было. В-третьих, нужна сила говорить о вещах, о которых больше всего в жизни хочется молчать. Через сопротивление.

Вы когда-нибудь были на исповеди? У меня было воцерковленное детство, меня заставляли ходить на исповедь. Я это ненавидела, потому что там нужно было говорить о своих плохих мыслях, поступках и т. д. Если вы пишете живой текст, у вас будут очень схожие чувства. Важно уметь их переживать. Дальше я бы сказала, что нужно уметь прощать себя за неудачи. Они случаются в самые неожиданные моменты. Важно найти для себя слова поддержки и не дать себе отступить от писательства, если вы на самом деле любите рассказывать истории.

Про инструменты можно говорить бесконечно. Они есть в книгах по ремеслу. Скажу так: если предположить, что инструментов сто, то будет круто, если вы найдете свои десять и овладеете ими в совершенстве.

Юлиана Кошкина
Важно сценарное мышление — то есть понимание, что «работает», а что «не работает» в истории и как это можно исправить, умение ориентироваться в трехактной структуре, если мы про полный метр говорим, — тут все же нужна теоретическая база. И стрессоустойчивость.
Обязателен ли талант? Или это профессия, в которой полезнее знания и прилежность?
Мария Зелинская
Если честно, я не знаю ответа на этот вопрос. Про себя могу сказать, что я не талантливый человек. Но я люблю рассказывать истории, всем сердцем. И я дико трудолюбива и обожаю учиться. Это меня держит на плаву.

Юлиана Кошкина
Я не знаю, что такое талант, я знаю, что такое жажда писать, что такое удовольствие от следования за своим героем, что такое истории, которые производят впечатление на зрителей или читателей. Мне кажется, эта жажда в гуманистическом смысле — важнее таланта.
Но сценарист — это, безусловно, профессия, ей можно овладеть, это стать выше ростом нельзя, а стать сценаристом можно.
Дисциплина или вдохновение? Одни авторы не выходят из-за стола, пока не напишут условные десять страниц в день. Другие могут месяцами прокрастинировать, а потом за неделю написать роман. Заставлять себя или дожидаться музы?
Мария Зелинская
И тут все индивидуально — не просто для каждого человека, а в каждом конкретном случае. Скажу только, что строгий дедлайн необходим. Как вы будете до него добираться — дело ваше. Я делаю восемьдесят процентов работы за двадцать процентов времени. Пишу пьесы за ночь. Иногда и сценарии за сутки. А иногда это растягивается на годы

Юлиана Кошкина
Любой график, если он приводит к тому, что у вас есть написанный текст, с которым вы дальше что-то можете делать, — нормален. Нужно понимать, что иногда ты пишешь — даже когда не пишешь. Ты можешь ехать в поезде, стоять в пробке, сидеть с бокалом на вечеринке — и работа в этот момент идет, а можешь сидеть за компьютером два часа и пялиться в пустой экран, смотреть, как всплывают сообщения в мессенджере… Все индивидуально.
Если твой сюжет «забуксовал», отложить и перейти к другому? Или пробиваться через творческий кризис?
Мария Зелинская
В моей жизни очень важна интуиция. То, что ты ощущаешь в данный момент времени. Я верю чувствам. Поэтому отвечать на этот вопрос надо, посмотрев внутрь себя. В нас уже есть все ответы. Необходимо достать их. Можете сами — вперед. Нет, тогда есть психологи и коучи. Если говорить про меня, я не умею дописывать. Я пишу на одном дыхании, иногда даже боюсь ложиться спать (а вдруг я не смогу закончить историю утром?). Если я остановилась, жди беды. Это значит конец. Остановка сердца. И дефибриллятора, чтобы его завести, не существует.

Юлиана Кошкина
Я не верю в творческий кризис. Отрицаю это понятие. Это ярлык, ширма, за которой может прятаться что угодно — от страха самопрезентации до клинической депрессии. Важно понять, что именно означает «забуксовал», как вы это поняли, почувствовали, что вы думаете по этому поводу. На самом деле, только вы знаете, что следует сделать в этой ситуации, но тут как в психологии, иногда нужен наставник, который приведет вас своими вопросами к нужным ответам, нужно научиться разговаривать с собой как с автором. Умение вести этот диалог может стать вашей тайной опорой в самые трудные моменты.
Писать для других или для себя? Пытаться работать «в тренде»или делать, что нравится?
Мария Зелинская
Я глубоко убеждена, что в тренде работать невозможно. Потому что если ты пытаешься делать то, что популярно сейчас, ты уже отстаешь. Кино или сериал снимут через годы, на спектакль тоже уйдет много времени, а что говорить про роман! Да за это время все успеет поменяться сто раз. Поэтому, все, что у нас есть, — чувства, чутье. Или мы идем за ними, или идем в никуда.

Юлиана Кошкина
Делать, что нравится. Всегда делать то, что нравится. Находить способ в работе на заказ делать ее так, чтобы вам нравилось. Никогда не насиловать себя как автора.
Как реагировать автору на критику? Нужно ли исправлять все или отстаивать свое творческое видение?
Мария Зелинская
Если вы сценарист, то нужно исправлять. Видение сценариста мало кого волнует. Реализует историю все равно режиссер. Тут видеть должен он. И вам надо сделать все, чтобы он увидел. Грустная правда.

Юлиана Кошкина
Это два совершенно разных вопроса. При всех достижениях науки, эффективная коммуникация остается нерешенной проблемой.

Какую цель ставит критикующий, какую цель ставите вы, когда реагируете тем или иным способом. Исправлять нужно только то, с чем вы внутренне согласились.
Вопросы реакции на критику — это вопросы коммуникации.
Какие «социальные лифты» для сценаристов, на ваш взгляд, лучше всего работают? Личные знакомства, конкурсы и питчинги, публикации онлайн?
Мария Зелинская
Самые лучший социальный лифт — любовь к своему делу. Если она есть, то человек не упускает ни одного шанса что-то сделать. Даже если страшно, его ведет любовь — и на питчинги, которые все ненавидят, и на конкурсы, которые обернутся и поражениями тоже, и к личным знакомствам, которые могут как уничтожить, так и помочь воспарить. Тут важно не что делать, а как.

Юлиана Кошкина
Иногда все перечисленное работает, а иногда ничего из перечисленного. Здесь важно осознать вовремя, что ты зашел в тупик, сценарную карьеру, как и любую другую, можно, как говорят в бизнес-школах, «перезапустить».
Самое главное: чему вы стараетесь научить своих студентов?
Мария Зелинская
Автор — это человек, который остается. Это главное.
Нет ничего лучше, чем рассказывать истории через кино, сериалы, театр, литературу! Но вы должны это ощутить, слушать про это бессмысленно. Ощущает это тот, кто не сбегает.
Это профессия полна разочарований в себе и других, боли, унижений, грусти, отчаяния, ненависти. Но. Если вы останетесь, будет и счастье, любовь, даже блаженство и абсолютный полет.

Юлиана Кошкина
Стремлению узнать себя как автора. Все остальное следует за этим.
На курсе «Поэзия и сонграйтинг» Школы БЭНД вы сможете написать собственный цикл стихотворений. Мастер-классы ведут известные современные поэты: Дмитрий Воденников, Лев Оборин, Вера Павлова, Дмитрий Веденяпин, Катя Капович и другие. По итогам прошлых курсов у наших студентов выходили публикации на порталах «Полутона», «Теxtura» и «Литеrraтура». У студентов будет готовое портфолио с текстами, которые прошли через профессиональную редакторскую обратную связь. Пишите, дерзайте, публикуйтесь - и мы поддержим на этом творческом пути!
онлайн-марафон

КАК НАПИСАТЬ СЦЕНАРИЙ ДЛЯ ФИЛЬМА, РЕКЛАМНОГО РОЛИКА, ИГРЫ ИЛИ СТОРИЗ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

На курсе вы узнаете самые действенные методы работы с историей, которые используют сценаристы. Попробуете себя в роли автора фильма, сериала, компьютерной игры или рекламного ролика.
Марафон сценарного мастерства