Хотите подписаться на новости и акции школы?
Close
Напишите нам
WhatsApp
История одного романа: опыт студентов
Они все такие разные, наши студенты. Врач-реаниматолог, банковский сотрудник, исполнительный директор в строительной фирме. Но у каждого из них этим летом случился роман… с романом — на новом курсе Band bandband.ru/novel. За два месяца наши студенты написали развернутый синопсис и первую главу, а это, на минуточку, 40 тысяч знаков!

9 лучших авторов были приглашены на финальный питчинг, и двое в тот же вечер получили предложения от издательств.

О том, как написать роман, питчинге и творческих планах авторы рассказали специально для Band.

1
Дарья Раскина, Гонконг


Роман: «1812: Война и потусторонний мир»
Логлайн: «Война и мир и нечисть в стиле ампир»
Жанр: историко-мифологический роман про альтернативную версию 1812 года
О СЕБЕ:

Дарья Раскина. Подарила новый палец индийскому доставщику пиццы, спасла от ограбления пьяного кенийского фермера, бегала по кладбищу в простыне, упала с пианино под бой курантов… Но самое мое большое безумство — я писатель.

Нет, лучше, наверное, по порядку. Дарья Раскина. Родилась в Перми, отучилась на инязе, пятнадцать лет обучала английскому всех, кто хотел (и даже тех, кто не очень). Уехала за мужем и его Большими Данными сначала в Индию, теперь обосновалась в Гонконге.

В юности у нас с писательством были долгие тайные отношения, но на время работы пришлось расстаться. Однако два года назад наши случайные встречи вышли на новый уровень — и мы поняли, что это настоящая любовь. Это навечно.


А ПОТОМ СО МНОЙ СЛУЧИЛСЯ BAND!

Дело в том, что преподавание научило меня главному: все в жизни — навык. Все можно и нужно прокачивать, как мышцы в тренажерном зале: иностранный язык, готовку, умение слушать музыку, воспитание детей, чтение книг и даже любовь.

Поэтому когда я поняла, что хочу (точнее, не могу не) заниматься писательством, решила учиться. Сначала рыла материалы сама — в книгах, справочниках, на ютьюбе, а когда «вышла на плато», пошла гуглить курсы. У школы Band оказалась одна из самых красивых платформ по обучению писательскому мастерству: вот так модная графика и стильный шрифт определили мою писательскую судьбу.

За год я прошла несколько курсов, слушала литераторов, писателей и редакторов, участвовала в конкурсах, писала рассказы, пробовала себя во всех возможных жанрах.

А когда решила, что готова испытать себя в большой форме, Band, словно услышав, объявил о наборе на курс «Роман». И у меня мгновенно случился роман с «Романом». Идея истории уже зарождалась в душе, но только с мотивацией от редактора и волшебными дедлайнами наконец-то воплотилась в реальность.


О ПИТЧИНГЕ:
Если бы не мой невероятный редактор Нина Цурюпа, боялась бы в сотню раз больше. Но благодаря ее советам, мотивации и мощному пинку вдохновения, верила, что все получится. На время заперла синдром самозванца и страх провала на задворки амигдалы и пошла в бой за свою книгу.

Вообще я всю жизнь выступаю на публику — но всю жизнь на английском. Так что ощущалось, будто впервые. Мандраж, помноженный на час ночи в моем часовом поясе, превратился в ощущение сна, как в Зазеркалье. Больше всего я боялась проснуться утром и понять, что все это — выступление, вопросы, предложение от Андрея Геласимова — просто утешительные фантазии мозга.

Но нет! Все правда!

Сразу скажу, самое удивительное — это услышать, как серьезные уважаемые профессионалы обсуждают твою историю. Вслух! До этого были лишь обсуждения в гугл-доках и переписках — а мало ли что в интернете напишут. Но вот слышать имена твоих героев из уст других людей — это будто все уже почти случилось. Это наконец-то реальность. Это настоящая вера в то, что книга будет.





А ЧТО ДАЛЬШЕ?

Столько людей уже душевно вложились в мою книгу, что не дописать ее я не имею права. Я человек ответственный, пути назад нет.

Но самое главное, мне невероятно нравится это дело. Нравится искать материал, копаться в деталях, придумывать сюжет, подбирать лучшие формулировки… Нравится смотреть, как при написании изменяется первоначальный замысел, как появляются новые идеи, как проявляют себя герои. По ощущениям — это предвкушение Нового года: будто живешь в постоянном состоянии волшебства, будто все возможно, даже самое невероятное!



2
Александр Карпов, Красногорск


Роман: «Яма»
Тема: место бога в жизни человека
Жанр: исторический роман, психологическая драма

О СЕБЕ:

По профессии я — режиссер. Если точнее, то я учился на актерско-режиссерском курсе и поначалу играл в театре. Говорят, неплохо, да и театры были хорошие. Но мне всегда хотелось не проигрывать чьи-то миры, а создавать свои. Так что я занялся режиссурой. Написал сценарии и снял несколько художественных фильмов. Не сказать, шедевров, но некоторые из них были в прокате, шли по ТВ, стали лауреатами на фестивалях, а один даже ездил в Канны и представлял там искусство России. Параллельно я работал на телевидении и делал кучу разных шоу. Я это не потешить себя говорю, а потому что, видимо, и это меня не удовлетворяло. Миры и герои, которые мне хотелось создавать, не укладывались в возможности кино. Так что я не то чтобы начал писать, скорее, продолжил это делать, только в другой форме. И, попробовав, понял, что это для меня жизненно необходимо. Я здесь хозяин, и нужна мне только ручка. Ну ладно, ноутбук!

У меня уже есть один роман. Его я написал довольно быстро, за два месяца, если не считать, что собирался с духом год. Все думал, что мне мешает работа. Так что я ее бросил, уехал зимовать на острова, а вернулся с книгой. И сразу начал размышлять о второй. Мысль была масштабной, и я понял, что мне не хватает чего-то: может, организации, а может, просто смелости. Я долго собирал материал, и его оказалось так много, что не хватало оперативной памяти. Никак не мог уложить все в голове. Так что мне потребовалась помощь извне. Я решил пойти на курсы, чтобы кто-то поддал мне пинка, сказал: «Надо, есть дедлайн» — и прочее, дал бы мне совет. Так я оказался в Band. И пинок свой я получил.

Моя книга затрагивает исторические события, которые произошли с 1918-го по 1937-й. История начинается с убийства великих князей в Алапаевске, а заканчивается гибелью одного из героев на Соловках. Но книга эта вовсе не про убийства, и историческая составляющая в ней — только бэкграунд для моих героев, в мир которых мне захотелось проникнуть. При этом я пытаюсь сделать книгу современной и многожанровой. Погоня, детектив, триллер — все про нее.

ПОЛУЧИТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА НА ПИТЧИНГЕ... было шоком. Разговор начался с критики, что мне больше по душе, чем хвалебные отзывы. Она всегда меня подстегивает и бодрит. Но после критических мнений, вдруг — «мы готовы сделать вам предложение»!

Я не думал о предложении в тот вечер, моя жена думала за меня, она была счастлива за двоих. Но на следующее утро я порадовался вдоволь! И это, оказалось, тоже неплохо подстегивает!



Я связался с «Никеей». С Татьяной Стрыгиной. Отправил ей расширенный синопсис. Татьяна быстро ответила, письмо было очень теплым. Она сказала, что обсудят мою историю на редсовете и напишут, как будет дальше. Хотел бы я, чтобы они мне сказали: «Нам нужна книга к концу года!» Люблю себя помучить. Но если серьезно, то не хочу торопиться. Ориентируюсь закончить весной. Не ставлю себе дедлайнов, но и лениться не позволяю. У нас на телевидении все нужно сделать вчера, потому что новости тухнут, а шоу быстро устаревают. Все несется со скоростью 25 кадров в секунду. Но книги — они ведь не про это. Они не стареют. И потом, удовольствие приносит процесс написания. Иногда хочется его посмаковать. Я буду счастлив, если у меня получится написать то, что я себе вообразил, если удастся сформулировать так, как это видится в голове. Это, наверное, самое сложное.


3
Йана Бориз, Алма-Ата


Роман: «По степи шагал верблюд»
Тема: поиск любви, неминуемая расплата за счастье и вечная борьба за право быть собой
Жанр: исторический приключенческий роман

О СЕБЕ:

Я живу в Алма-Ате — городе с романтическим дефисом в названии, и никакие реформы не заставят меня писать это слово по-другому. В мои окна смотрят горы, и если у них хорошее настроение, то рассказывают истории, а я их записываю.

Я страстно полюбила литературу еще в раннем детстве; в школьные годы не задумывалась о карьере писателя, потому что это профессия, требующая немалого жизненного опыта. Чтобы поднабраться мудрости или хотя бы набить шишек, не отдаляясь от обожаемой словесности, я поступила на филологический факультет, училась литературоведению, но никак не писательскому ремеслу. По окончании вуза, увы, не нашла применения приобретенным ценным навыкам, поэтому продолжила обучение в аспирантуре. В тот момент биографии о писательской стезе даже не вспоминала: на кону стояла ученая степень.

Жизненные коллизии успешно обогащали копилку моего опыта не только веселыми историями. Я по-прежнему любила литературу, но деньги, оказывается, любила сильнее, поэтому пошла работать в банк и в неравной борьбе с отечественной экономикой позабыла все неосуществленные мечты о творчестве. Со временем банк трансформировался в микрофинансовую организацию, копилка жизненного опыта могла конкурировать с учебником по выживанию, а душераздирающие истории непутевых клиентов сами просились на бумагу.

Меня, как и многих коллег, отрезвил карантин. Когда стало нечем заняться, приветливо подмигнул монитор ноутбука, и полились сами собой истории. Я начала писать про то, что знала: как правильно брать и возвращать кредиты, как выстраивать отношения с кредиторами. Так родилась моя книжка «12 табуреток».

Но, как выяснилось, этот небольшой труд разбудил нешуточного дракона, мирно дремавшего с самого детства. Этого зверя нужно было кормить новыми и новыми сюжетами, но я не умела их стряпать. В этом поворотном пункте случилась встреча с Band, за которую я благодарна судьбе и инстаграму, умело подкидывающему контекстную рекламу. Лекторы, как опытные хирурги, начали вскрывать мою черепушку, подкручивать в ней винтики и снова зашивать, после чего она работала не в пример лучше прежнего.





О РОМАНЕ:

Это семейная сага о трех поколениях обрусевшего китайца и семи поколениях породистого верблюда. А еще о том, что любовь кроит судьбы по своим собственным лекалам. Я оптимист, верю в чудо и хочу, чтобы читатель тоже поверил. Несмотря на тяжелый исторический фон, герои романа обретают счастье, баланс потерь и найденных сокровищ явно в пользу последних.

НА ПИТЧИНГЕ… несмотря на зашкалившее волнение, мне удалось разглядеть, что высокую оценку моему труду поставили не просто так. Теперь надо не снижать планку. Если книга действительно получится интересной, она обязательно найдет для себя дом.


4
Валентина Сегида, Санкт-Петербург


Роман: «Елка желаний»
Тема: чудеса случаются с теми, кто в них верит
Жанр: современный любовный роман


О СЕБЕ:

Я родилась и выросла в Санкт-Петербурге. Мои детство и юность прошли с максимальной культурной нагрузкой, которые может организовать мама — преподаватель иностранных языков. Но я сопротивлялась как могла и начала читать только в двенадцать лет, когда мама махнула на меня рукой.

Я дислектик и дизграфик. Тридцать лет назад таких слов не знали, и если ребенок плохо читал и писал с ошибками — его дрючили книгами. Меня заставляли читать, а я за это ненавидела книги. Я начала сочинять стихи раньше, чем научилась внятно читать вслух. Моя стандартная оценка за сочинения была «пять/два». Я спорила с учительницей литературы и имела свое мнение по любому вопросу. Как вы поняли, в школе я была та еще заноза.

В старших классах я зачитывалась романами. До сих пор «Унесенные ветром» — моя самая любимая книга. Первый роман я начинала писать в десятом классе. Но задора хватило лишь на десять листов, и я это дело забросила. Меня стала волновать реальная любовь.

Я закончила школу с двумя четверками по русскому и французскому языкам и с полной уверенностью, что ни в один гуманитарный вуз я не поступлю. Я даже мечтать не смела пойти в журналистику, которая так сильно меня манила. Установка — раз пишешь с ошибками, нет тебе места в литературе — на долгие годы засела в моей голове. И я с легкостью поступила в Институт путей сообщения, который окончила с красным дипломом.

Тогда я и бросила писать, но стала еще больше читать. Это было время Пелевина, Лимонова и Минаева. Я работала по ночам официанткой и мечтала когда-нибудь написать свой роман. Я снимала квартиру в центре Петербурга, вечерами гуляла по Невскому проспекту и ездила на роликах в Дом книги. Это было время рассвета ЖЖ, но я была слишком неуверенной в себе, чтобы пробовать писать для людей. А потом жизнь так закрутилась, что я очнулась только в тридцать пять лет. Я исполнительный директор в строительной фирме. Замужем, и у меня двое подросших детей. Карьера сложилась, материнский долг исполнен, а личное женское счастье найдено. Настало время задать себе вопрос: а чего же я хочу на самом деле? Для себя.


О РОМАНЕ:
Мысль написать роман появлялась в разные годы, но я откладывала ее на потом. К пенсии, так сказать. И вот это «потом» наступило, но чуть раньше, чем пенсия. Пандемия подарила время, которого так не хватает в жизни женщины. К тому моменту я успела пройти очередной жизненный урок по принятию себя. Как это обычно и бывает, дети — наши лучшие учителя. Мой сын не смог научиться читать в первом классе. И я познакомилась с таким понятием, как дислексия и дизграфия. Я как в зеркало посмотрела, вспомнила себя и ненавистный букварь. Мой сын — гениальный мальчик. Он помог мне увидеть и мои особенности. Он научился читать и писать, но совершенно по-другому, не как обычные дети. А я общалась с большим количеством неврологов, логопедов, психологов и поняла, что ошибки в тексте — это не самое страшное в жизни. Я отстаивала права своего ребенка, а заодно и свои собственные.

Дислексия — вещь наследственная, я ее передала своему сыну. Но сейчас другое время, скорость чтения, слава богу, в школе отменили. И да, в этой статье будет много ошибок, а я не сгорю от стыда за это.

Летом 2020 года я села и написала свой первый роман «Пластырь для души». Я разрешила себе исполнить детскую мечту. Первая книга стала для меня своеобразным завершающим курсом психотерапии. Я смогла через нее переварить свои переживания и отлить рефлексию в буквы. Мне стало легче дышать что ли. Я исполнила свою мечту, это круто. Но я написала роман, и ничего особенного в моей жизни не произошло. Я все так же работала, но все больше ощущала пропасть между тем, что я делаю, и тем, чего хочу. Я поняла, что писать не так страшно, как мне казалось раньше. А еще мне очень понравился сам процесс рождения книги.

Муж поддержал мое желание закончить с бизнесом. Я выгорела на работе, меня ничего там не радовало. С нового года я оставила за собой небольшой кусок работы, который делаю из дома. Я встала на путь писателя и начала искать единомышленников. В кругу моих друзей нет писателей, и я пошла учиться, чтоб получить общение с людьми, которые хотят того же, что я.

Я счастливый человек, мне повезло. У меня замечательный муж, который желает мне счастья. Писательство не самый доходный труд, а уж начинающему автору до больших роялти, как до луны. Моим детям пятнадцать и десять лет, и они уже вполне самостоятельные. Я могу сейчас уделить время себе и своим желаниям, не думая про хлеб насущный и детские кружки.

Самое сложное для меня сейчас — это приспособиться к размеренному ритму жизни. Я замедляюсь с большим трудом, привыкла к совершенно другим скоростям. У меня сейчас есть время погулять, посидеть одной на лавочке и прочувствовать момент здесь и сейчас. Я замечаю, что происходит вокруг. Именно это и позволило мне увидеть в обыденном сюжет для третьей книги.

Самое обычное утро января. Я пью кофе и слушаю фоном новости. Цикл интервью с детьми, чьи желания в рамках благотворительной программы «Елка желаний» исполняли чиновники, артисты и бизнесмены. Меня зацепили глаза мальчика, который держал в руках дорогую игрушку и даже говорить не мог от счастья. А тот, кто ему это подарил, бодро докладывал, как важно помогать детям. Меня резанул диссонанс между этим мальчиком, у которого страшная болезнь, и людьми из телевизора, которым навязали стремление делать добро. И мне самой захотелось сделать что-то хорошее. Я участвую в благотворительности, но мне как-то стыдно про это говорить. Сделал доброе дело, ну зачем об этом на всю страну кричать?

У меня внутри родилась история, я сразу поняла, что это будет новогодняя сказка. Про чудеса, с приятным послевкусием. И мне бы хотелось, чтоб она заставляла людей задуматься: а что они могут сделать для других? Для тех, кому в жизни выпало тяжелое испытание. С этой историей я и пришла в школу Band. Честно говоря, я туда не собиралась, но мой роман выиграл в конкурсе на ЛитРес, и курс мне подарили. И тут же оказалось, что среди моих новых знакомых писателей эта школа пользуется особенной любовью.

О ПИТЧИНГЕ:

У нас был сильный поток, почти двести человек. Я читала коллег и понимала, что мне тут нечего ловить. Ничего великого и амбициозного я не пишу. Но свое дело я сделала, отработала по максимуму. И со спокойной совестью уехала в отпуск с мужем — в недра Вологодской области, ловить рыбу и собирать грибы. Там я и получила приглашение на питч. Связь ловит только в определенных местах, в голове грибы да рыба. Вместо радости я испытала ужас и панику. Но мне опять же повезло, я договорилась с соседом, и он пустил меня к своему вайфаю. Так надо было бы ехать 70 км на заправку за устойчивым мобильным интернетом.

Сам питч помню, как в тумане. Переволновалась из-за связи, внешнего вида и отсутствия синопсиса, которым я так гордилась. Еще не готова пересматривать запись, но обязательно это сделаю. Мне важно посмотреть на себя со стороны, когда эмоции улягутся. Там, на питче, мне досталась единственная ложка дегтя, и от этого было обидно. Обидно за себя и за жанр, в котором пишу. Я ждала похвалы от значимых для меня людей, но, видимо, не в этот раз. Это для меня очередной урок во взращивании себя как автора. Я девочка, которую очень мало хвалили по жизни, но я очень упрямая. Учусь искать опору внутри для своей ранимой писательской души. В любом случае — я продолжаю писать роман. А потом напишу следующий. И так до тех пор, пока мне не перестанет нравиться это делать.


О ЧТО ДАЛЬШЕ:
Я совершенно точно знаю, что мой роман найдет своего читателя. И что, скорее всего, критикам он не понравится. Но для меня важнее люди, женщины, которые будут открывать мой роман в метро и читать по дороге на работу. Для них я и пишу. Я верю в предназначение и в высшие силы. Мне тридцать восемь лет, и у меня все только начинается.

5
Елена Савельева, Москва


Роман: «Эльмия»
Тема: преодоление ксенофобии и стигматизации, принятие себя
Жанр: социальная антиутопия

О СЕБЕ:

«Разве так сложно хоть на пару минуток стать кем-то другим и оказаться за пределами московской квартиры?» — спросила себя двенадцатилетняя я и стала героиней первого фантастического рассказа. Сейчас мне двадцать девять, я специалист кадрового делопроизводства, жена, собачья мать и писатель выходного дня. Много лет придумывала стихи, рассказы, начинала и бросала в стол объемные произведения. Столы менялись, рукописи продолжали ломать ящики, забивать память жестких дисков и телефонов. Поймав себя на горькой мысли, что я человек без постоянного хобби и увлечений, грустно открыла папку «Наброски». Там ждали своего часа пятьдесят папок с рабочими названиями текстов. «Погодите-ка, — запоздало моргнуло сознание. — Вот оно!

Дальше были курсы от Band, успешные рассказы, вдохновляющие лекции и чаты, общение с такими же увлеченными писательским делом людьми. Семечко надежды попало в нужную среду и пустило пока еще робкий росток уверенности, что это мой путь, моя цель. Но коротких текстов было мало. Ограниченное число знаков резало разбушевавшиеся на клавиатуре пальцы.

Курс «Как написать роман» стал спасением. Я пришла на него с полной уверенностью начать с нуля. В голове кружили две идеи, и каждая желала оформиться в текст. С помощью редактора все встало на свои места: первая идея оказалась слишком сырой, непонятной, тяжелой. Тогда зародилась «Эльмия».

Я всегда считала, что работа со структурой сюжета, обдумывание наперед не для меня. Терялся запал, интерес к истории. Но в этом и была главная ошибка и причина всех недописанных романов. Я не видела общей идеи. Не понимала, о чем хотела рассказать. Это были короткие наброски, от которых так настойчиво убегала. Когда же неуверенный синопсис развился в многостраничную схему, герои обрели голоса, а главная мысль замерцала в голове — именно тогда книга ожила.

Было тяжело отступить от писательских привычек и хаоса в голове, перебороть страх неудачи и неуверенность в себе. Перестать сравнивать свой и чужой результаты. Не всегда удавалось спокойно вписываться во временные рамки. Невероятная поддержка всех, с кем столкнул курс, помогла дойти до конца, обрести уверенность и выйти в финал вместе с главным героем романа.

«Ранимая, но упрямая, себе на уме, но чрезвычайно эмоциональная» — так увидел героиню редактор, и это именно то, что я хотела в нее вложить. Она считает себя «иной», изгоем, но еще не понимает, как похожа на других, а они — на нее. Нужно лишь открыться, прислушаться, постараться понять чувства человека, даже если кажется, что он из другого мира. Что, если он не менее прекрасен? Нужно лишь сделать шаг навстречу.

6
Алла Ромашова, Ижевск


Роман: «Большая вода»
Тема: самобытность малых народов
Жанр: исторический роман с элементами жанровой и культурологической прозы


О СЕБЕ:

Меня зовут Алла Ромашова. Мне 49 лет. И впереди — новая и бесконечно интересная жизнь. Я — начинающий автор. У меня есть жизненный опыт, острый взгляд и много историй, которые хочется рассказывать. Я не выбирала путь писателя — он сам меня нашел. Как когда-то нашло меня рисование. В сорок лет я поняла, что не исполнила ни одну свою детскую мечту о реализации: добилась финансового успеха в жизни, купила машину, квартиру, много путешествовала, но не стала художником — как хотела в детстве, и не опубликовала свою книгу — как мечтала в юности.

Когда я это поняла, осталось сделать только шаг, чтобы в корне изменить свою жизнь. Но сделать его было невероятно сложно. И все оставалось так, как и было прежде. Пока я не заболела. «Рак», — сказал мне первый же врач и направил в онкоцентр. Мне хватило одной ночи, чтобы я поняла, в чем смысл жизни и чего я хочу. Диагноз не подтвердился. А я пошла и поступила в художественную школу на вечернее отделение, потом — в иконописную школу. А потом поняла, что нет невозможного. И стала писать книгу — для своих детей. Книга называется «Второе дыхание». Она опубликована в интернете. Меня так увлекло повествование, что текст из мемуаров в жанре нон-фикшн превратился в увлекательную приключенческую повесть-роман, написанную не по правилам, но из-за этого еще более интересную, как говорят читатели. «На одном дыхании», — общее мнение.

А потом случился Band. Я пошла на курс «Магический сюжет». И попала в лонг-лист. Мой редактор дал волшебный пендель, который помог мне раскрыть себя. На «Роман» я пришла уже подготовленной — понимала, что очень хочу написать именно этот роман — об Удмуртии и удмуртах, которых люблю всем сердцем, вере и язычестве, иконописи и проблемах церкви, зависимостях людей.

О ГЕРОЯХ РОМАНА:
Я родом с Москвы, живу в Ижевске (отсюда родом мой муж) и в Польше (я полька по корням). Конечно, герои романа частично списаны с моих знакомых. Но... с чем я столкнулась — они живут своей жизнью, они — как люди-фантомы — появились и уже не исчезают.

Что еще сказать... Чтобы писать большой объем, надо иметь жесткую дисциплину и большое желание. И не торопиться, поспешая, чтобы ничего не упустить. Но у меня в этом опыта пока мало. А наглости — много. Наверное, вот эта смелость, наглость назвать себя писателем — и есть тот мотор, который тянет вперед.


7
Разия Волохова, Москва


Роман: «Семь кукол»
Тема: утрата и обретение надежды
Жанр: сказка


О СЕБЕ:

Меня зовут Разия Волохова, мне 44 года, я врач анестезиолог-реаниматолог. Пишу заметки врача с 2014 года в живом журнале sovenok101.livejournal.com. Сейчас по этим заметкам выходит книга «Никогда не разговаривайте с реаниматологом» в издательстве «Яуза». Преподаю курс «Введение в медицину» школьникам 9-10 классов.

Мне всегда хотелось писать не только нон-фикшн, но первый текст такого рода я написала лишь зимой этого года на курсе Band «Однажды в сказке». Эта история — написание рассказов — так меня затянула, что я продолжила учебу. На курсе «Как писать прозу» родился первый персонаж — эксцентричная бабушка, с одной стороны аристократка, с другой — любительница приключений и новых технологий. Она стала героиней нескольких рассказов, к ней присоединилось многочисленное семейство и пес Клякс. Затем на курсе «Острый сюжет» родилась идея «Семи кукол» — это был небольшой рассказ о том, как девочка находит на чердаке коробку с куклами, а ночью призрак показывает ей дом, в котором живёт настоящая хозяйка кукол. Главная героиня оказалась одной из внучек той самой бабушки, и история выплеснулась за рамки короткого рассказа. В итоге на курс «Как написать роман» я пришла с готовой завязкой и общей идеей, а дальше понеслось.

Я очень люблю сказки и фэнтези. Самые близкие для меня авторы — Диана Джонс, Владислав Крапивин и Мария Герус. Их книги я готова перечитывать, когда слишком сильно накрывает рабочей реальностью, а моя реальность — это сопровождение пациентов, находящихся на границе жизни и смерти. Можно назвать этих авторов моими настоящими патронусами (конечно, Дж. Роулинг тоже в списке самых любимых). Я уверена, что иногда хорошая сказка способна донести то, что не донесет никакой нон-фикшн и никакая просветительская деятельность. В мои истории волей-неволей постоянно попадают волнующие меня злободневные темы, такие как отношение общества к инвалидам, жизнь рядом со смертью, надежда в самых безнадежных ситуациях.

У меня четверо детей, самого разного возраста: старшему 22, младшей 8 лет. Они разные, но все четверо очень любят читать. Настоящие книги, из настоящей бумаги. Поход в книжный — это огромное удовольствие и опустошение кошелька. Так что я точно знаю: интересные книги всегда будут читаться, так же как соцсети и прочие ресурсы, не вместо, а вместе.

Литературная мастерская.
Как написать роман

Курс о том, как написать свой первый в жизни роман. Пройти этот путь под руководством опытных наставников и редакторов, которые вели авторов в ведущих российских издательствах.
Онлайн-курс